Форум под знаком незаконнорождённым

«Под знаком незаконнорождённых» (англ. Bend Sinister) — второй английский роман В. В. . Участие. Сообщить об ошибке · Сообщество · Форум · Свежие правки · Новые страницы · Справка · Пожертвовать. Владимир Набоков «Под знаком незаконнорожденных». Всё о книге: оценки, отзывы, издания, переводы, где купить и читать. Рецензии и отзывы на книгу "Под знаком незаконнорожденных" Владимир . Владимир Набоков - Под знаком незаконнорожденных обложка книги.

В примечании Набоков пишет: Выбор этого названия был попыткой создать представление о силуэте, изломанном отражением, об искажении в зеркале бытия, о сбившейся с пути жизни, о зловеще левеющем мире. Очень мило со стороны переводчика было не просто полениться покопаться в геральдике незаконнорожденность обозначает схожий знак, называющийся baton sinisterно даже не послушать самого автора.

Под знаком незаконнорождённых — Википедия

Впрочем, как обычно При этом роман действительно очень сложный, сложный по языку, потому что в нем игр со словами — как нигде.

А еще и транслит с русского нарочито не совсем точно переведенныйот вида которого у меня аж зубы сводит. Набоков в чем-то схож с Умберто Эко. Если угодно, романная форма — это только предлог, формат, позволяющий выложить все, что автору есть сказать про историю и культуру в игривой и загадочной манере.

Он играет в слова и играет в художественные приемы.

Paris Peace Forum 2018 - Interview with Jim Kim and Christine Lagarde

Явственно наслаждаясь этой игрой которую оценит далеко не каждый читатель и не скрывая. Отсюда многочисленные игры со словами, смешения языков, повторяющиеся и зеркалящиеся тропы, отсюда сложная система взаимоотношения автора и персонажа и появление автора-Набокова в самом тексте, отсюда бесконечные цитаты и отсылки к другим литературным произведениям, легкое заигрывание с читателем и критиком.

Но роман сложен и с точки зрения непосредственно содержания, сюжета и психологии. Казалось бы, имеем небольшое воображаемое государство, в котором недавно случилось революция и установился полицейский режим. Граждане государства, в том числе и наш герой, до сих пор не могут поверить, что вот эти жалкие придурки, которые еще вчера подавали им пальто, теперь ими правят и могут решать вопросы жизни и смерти.

Но Набоков не был бы Набоковым, если бы история состояла именно в.

Рецензии и отзывы на книгу "Под знаком незаконнорожденных" Владимир Набоков

Собственно, как и чудесная страна Зембла не символизирует никакую Россию. Все это — только декорации для внутренней очень личной и простой драмы героя и для игры автора на струнах языка. Вот вам и приговор Набокова всем классическим трактовкам. Стоит только немного приподнять завесу текста и взглянуть на все с высоты автора — и сразу понятно, насколько это мелко.

Это одна из тем, но не единственная. Я очень люблю грешным делом, когда Набоков-автор появляется в тексте: Здесь это тоже работает: Любой же, кто попытается уловить критику социализма, национализма, фашизма, дарвинизма, оккультизма и всяческой некромантии, обязательно найдёт её в произведении, хотя автор ни о чём таком не писал, пусть даже какие-то переклички присутствуют, ибо любой строй или мировоззрение имеют общие черты.

Владимир Набоков «Под знаком незаконнорожденных»

Сюжетная близость этих произведений вызывала, по меньшей мере, недоумение у критиков. В предисловии к американскому изданию Набоков написал: Французский же перевод вышел в свет гораздо позже. Однако в самом ли деле Набоков не мог прочитать книгу на немецком языке? Набоков записал своих сыновей — старшему было почти двенадцать, а младшему — одиннадцать — в Тенишевское училище, частную школу, основанную в году князем Вячеславом Тенишевым… Поскольку тенишевцы изучали лишь современные языки, Набоков, который уже знал французский и английский не хуже русского, не изведал притягательной силы языков древних.

Английский не входил в школьную программу, зато немецким Набоков занимался в училище ежегодно. Ясность его речи, точная и строгая интонация разительно контрастируют с кошмарным содержанием рассказа. Его резкое, черно-белое письмо не украшено никакими поэтическими метафорами. В число свидетелей обвинения можно было бы включить и Достоевского. На этом настаивал Жан-Поль Сартр: Он открыто пользуется приемами Достоевского, но при этом осмеивает их прямо по ходу повествования, превращая в набор обветшалых и неминуемых штампов: Практика заимствований подтверждается и той быстротой, с которой Набоков писал страницу за страницей: